Сказано слово, дописана сага…

0
150

Осень. С легкой руки А.С. Пушкина многие ощущают это время года как поэтическое, как время раздумий, как время некоего подведения итогов.

А иногда в туманном освещенье
Евангельский сюжет изображает клён –
Сиянье, золотое облаченье,
И поворот лица, и головы поклон.
И, замерев, ты чувствуешь усладу
И с умиленьем ждёшь своей судьбы.
И ждёшь, чтоб месяц засветил лампаду,
Чтоб возвести молитвы и мольбы.

Эти строки принадлежат Давиду Самойлову,  которого смело можно назвать одним из лучших поэтов второй половины ХХ века, поэтом «из числа первых».

Сказано слово, дописана сага…
Служба 11 февраля 1990 года в церкви Св.вмц Екатерины

Этот год 2020 –ый  для поэта Давида Самойлова юбилейный. 23 февраля отмечалось 30 лет со дня его кончины, а 1 июня – 100 лет со дня рождения. В  старинном  центре города Пярну была установлена в честь поэта памятная скамейка. Именно с Пярну связан продолжительный период жизни Самойлова, плодотворный Пярнуский период его творчества. Здесь, на улице Тооминга, он жил со своей семьей с 1976 по 1990 год, здесь же, на Лесном кладбище, и место его упокоения.

Памятных скамеек немало в городах Эстонии, но об этой скамейке хотелось бы сказать немного больше, точнее, о месте, где она установлена. Она находится в небольшом парке, который называют у нас Детским, за ней – старинное здание городского суда, перед ней – церковь Святой великомученицы Екатерины.

 В этот радостный летний день, когда собрались у скамейки друзья поэта, почитатели его поэзии, гости, прозвучало  мнение, что лучше бы скамейку установили или в парке Лидии Койдулы, где и положено быть поэтам, или в приморском парке, где можно было часто встретить поэта во время прогулок, но, на мой взгляд, лучшего места трудно было найти.

Давид Самойлов, прежде всего, поэт-философ. Его творчество, особенно последних лет, еще предстоит изучать и изучать. Многие из нас, ещё тогда молодые учителя, имели счастье знать поэта, встречаться с ним, слушать его, беседовать с ним. В какой-то мере он дополнял  наше образование, развивал наш литературный вкус, обогащал своими глубочайшими знаниями.

1 июня  была представлена книга «Давид Самойлов в Пярну. Дневник Виктора Перелыгина», вышедшая к юбилейной дате в издательстве «Авенариус». Виктор Перелыгин – учитель русского языка, ставший самым близким человеком  поэта и его семьи, именно он ввел Давида Самойлова в учительские круги,  знакомил с ним учеников, а главное – стал летописцем, запечатлевшим Давида Самойлова на сотнях фотографий, и наконец, писавшим о поэте в своих дневниках с 1977 по 1990 год. Книга дневников сама по себе интересна, но обратимся пока к одной указанной  дате – 11 февраля 1990 года. Воскресенье. Я тоже хорошо помню этот день: литургия, затем панихида, за которой поминался поэт Борис Пастернак, которому в те дни отмечалось 100 лет со дня рождения. Божественную литургию и панихиду служил молодой иерей – отец Николай (Головастиков), будущий иеромонах Иона.

«…я невольно взглянул на Д.С. Он стоял безмолвно, а по щеке катилась слеза, к которой он так и не прикоснулся. Наверное, она была не первой.  Его состояние мгновенно передалось и мне, а возникший комок в горле и появившиеся слёзы мешали съёмке. В полной тишине батюшка начал службу. Таким торжественно-спокойным, умиротворённым мне прежде видеть Д.С. не приходилось… Он изменил позу только тогда, когда батюшка произнёс имя Бориса…

На улицу Д.С. вышел без шапки. Опираясь на любимую резную палку, осторожно сошел с церковного порожка на тротуар… Мы распрощались. Действительно, после службы в церкви всем хотелось тишины и покоя».

Да, в это утро Давид Самойлов был таким, в притворе мы попрощались, он, выходя из церкви,  молча пожал мне руку. Это была последняя встреча с поэтом.

Почему именно так, в церкви, хотел почтить память великого поэта Бориса Пастернака один из лучших поэтов – Давид Самойлов? Во-первых, он любил творчество Пастернака, глубоко его уважал и считал себя его учеником. А во-вторых… В последние годы своего творчества Давид Самойлов часто размышлял о смерти, как бы примерялся « к вечным временам, к бесконечным расстояньям». Все чаще задавал в стихах «вечные вопросы»:

Думать надо о смысле
Бытия, его свойстве.
Как себя мы ни числи,
Что мы в этом устройстве?
 
Кто мы по отношенью
К саду, к морю, к зениту?
Что является целью,
Что относится к быту?
 
Что относится к веку,
К назначенью, к дороге?
И, блуждая по свету,
Кто мы всё же в итоге?
Сказано слово, дописана сага...
Памятная скамейка в честь Давида Самойлова

На 12 день после этой последней встречи в церкви Святой Екатерины, 23 февраля 1990 года, Давид Самойлов  умер в Таллиннском Русском драматическом театре во время юбилейного вечера, посвященного 100-летию со дня рождения Бориса Пастернака.

…Если сесть на памятную скамейку в Детском парке, за спиной стоит здание городского, можно сказать, «земного суда», а перед глазами – прекрасный храм, и, устремляясь в небо, возносится золоченый крест, завершающий изящный шпиль церковной колокольни – «суд небесный».

Милая жизнь! Протеканье времён.
Медленное угасание сада.
Вот уж ничем я не обременён.
Сказано слово, дописана сага.

В лирике поэта Давида Самойлова звучат христианские мотивы. Они есть и в творчестве поэтов, которых Самойлов считал лучшими, например, в стихах Анны Ахматовой и Бориса Пастернака. Я не нашла в биографии поэта, был ли он крещен, но его стихи заставляют думать, рассуждать, любить. «Хочу быть добрым и честным»,- написал он когда-то в детстве в своем дневнике. Таким он и был. А я поминаю усопшего раба Божия Давида в своей домашней молитве.

Татьяна Клевцова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.