Кто виноват? и Что делать?

0
1140

Кладбище люков на ул. Уус в г. Пярну. Фото автора.

Любовь Каринг-Мьюэнч.

Частенько причину опасного для нашей жизни состояния городских тротуаров и дорог ставят в вину нам же, упрекая и уверяя, что мы проходим равнодушно, не бьем тревогу, не удосуживаемся сообщить в полицию. В общем, не ведем себя как активные граждане, не проявляем гражданской сознательности. И универсальный совет дается: “Звоните в полицию, в мэрию” Будем же активнее…

Всем знакома ситуация: на тротуаре возле люка зияет дыра, вынуждающая идти по проезжей части улицы… Что ж, я делаю первый в моей недельной саге звонок: чиновнику хозяйственного отдела пярнуской городской управы. У меня интересуются: «А кому принадлежит колодец?» Поскольку я не имею понятия, следует совет обратиться к AS Parnu Vesi. Но тут я оказываюсь вконец сконфуженной вопросом диспетчера: «Какой вид колодца?».
Говорят, лучшее образование это самообразование, так как такой процесс познания не заканчивается четырьмя годами университета. У меня же есть хобби: учиться. Оббегая, вылезающие из-под фигурного камня колодезные люки на ул. Уус, подвернув ногу о край кольца люка на Hospidali 10, решаю пополнить багаж знаний в области находящихся у нас под ногами и колесами наших автомобилей сооружений городских инженерных коммуникаций – колодцев.
Не о колодцах, на которые ходят с ведром за водою, здесь пойдет речь. Хотя у всех колодцев есть одно общее – у них есть шахта, в которую можно упасть. Потому колодцы, выгребные ямы, как и подпол в полу избы, в целях безопасности накрывают вровень с окружающей поверхностью щитом-люком и нередко и на замок запирают. По краям шоссе, под решетками расположены ливнесточные колодцы (дождеприемники). На тротуарах, газонах и пешеходных дорожках парков чугунно-металлические и полимерные люки прикрывают колодцы иные – преимущественно, смотровые. И многие из колодцев, что у нас под ногами, не имеют никакого отношения к воде вовсе.
Их на каждой улице и в каждом сквере – десятки, потому что нам нравятся улицы без визуального сора: без тянущихся по воздуху проводов и кабелей. Дабы улицы наших городов выглядели эстетично, мы предпочитаем не развешивать, а закопать эту «паутину» в землю. Этот дорогостоящий вариант требует от нас сооружать под землею инженерные конструкции: смотровые колодцы. Латиноамериканский вариант – частокол из столбов, от которых во все стороны тянется густая паутина проводов и кабелей. В старых районах многих городов США и других стран мира тоже так: словно лиана, металлопластиковая паутина оплетает стены домов, влезает в окна и дымоходные трубы и под крыши, занавесом свисает по сторонам тротуаров и над шоссе. «Сети» тянутся к зданиям по воздуху – неба не видать. Некрасиво, но значительно дешевле.
Подземные колодцы-камеры и колодцы-шахты – различной глубины и формы и накрыты люками. Их габариты зависят от того: под тротуаром они или автодорожной магистралью, автостоянкой или проезжей частью улицы жилой зоны, в зоне придомовой или зеленых насаждений. Колодцы эти являются смотровыми устройствами. В США их прозвали «мэнхол» (manhole -человеческая яма – англ.). Так как лишь человек в такой колодец и пролезет посмотреть-проверить, как там обстоят дела. Предназначены «мэнхолы» для протягивания, проверок, монтажа, ремонта и эксплуатационного обслуживания подземных коммуникаций. В этих вентилируемых, порою освещенных, оснащенных кронштейнами систем передач и ершами колодцах, скрываются инженерные кабельные, телефонные, газовые и тепловые сети… Канализация, водопровод… Наряду с вышеперечисленными, существую также колодцы для забора воды при тушении пожара. А у бордюрного камня на стыке тротуара и шоссе – чугунные решетки, которые принимают сточные воды и атмосферные осадки. Под ними – шахты с ливневой канализацией, так называемые, дождеприемники.  В зависимости от того, какой тип смотрового колодца построен под люком и где он вырыт, его накрывает и погруженный в корпус круга люк соответствующего диаметра, веса и прочности. Сверхтяжелые люки: магистральные, аэродромные, доковые.
Есть люки с запорным устройством, с крышкой шарнирно прикрепленной к корпусу люка, с усиленной заделкой корпуса анкерными болтами и смотровые колодцы с двойными люками. Люки, установленные на проезжей части – выдерживают нагрузку свыше 14 т. На автостоянках, обычно, 6 тонн. На автомагистралях номинальная нагрузка 65-килограммовых люков – около 12 тонн. Люки тротуарные – облегченные и менее выносливы. Выдержат не более 1-3 тонн.
Компактная архитектурная застройка наших городов породила проблему – не хватает места для парковки автомашин, даже в районах с частными домами. У многих нет гаражей. А из имеющихся превалируют гаражи «одноместные».В семьях же часто более одной автомашины. В городе не хватает парковок. На улицах по полтротуара занимают припаркованные автомашины.  Стоят они часто на тротуарных люках. На тротуарах старых люки колодцев повсеместно возвышаются над поверхностью асфальта. Оттого легко сдвигаются, а «выкорчеванные» колесами автомашины из люкового кольца становятся легкой добычей для «металлоохотников». А мы – добычей люков: о них мы спотыкаемся и в них падаем, получая травмы.
Парадокс, но гонясь за все большим комфортом: стремительно превратившись в нацию на колесах, мы лишили себя возможности комфортного и безопасного передвижения по улицам: сами в ту яму, что другому вырыли, и падаем. Потом ищем виновных. А найти их непросто: проблемный колодец никто сразу признавать своим не хочет. Фирмы кивают на горуправу. Горуправа – на фирмы. Прискорбно, что пока не случится несчастье, потенциальные хозяева колодцев годами не проводят профилактических осмотров их состояния. На личном опыте я убедилась, что по сигналу никто прибыть на место не торопится. Все надеятся на авось: авось, пронесет, авось, никто не провалится. Отчего не пугает их неогороженная яма на тротуаре, способная угробить пешехода,  велосипедиста или водителя?
Преимущественно улицы нашего города старые. Они, как старый человек, скукоживаются, делаясь ниже ростом: тротуар оседает, и смотровой колодец, как труба на крыше, начинает над ним возвышаться. На тротуарах таких, будто чугунные грибы растут. Мы ждем ремонта, терпим неудобства перемещения по городу и пыль от развороченных ремонтом улиц и очень радуемся обновленному их облику. Давно ли обновили улицы Уус и Хоспидали? А через полгода видим – рано мы радовались. Новомодный камень свежеотремонтированных улиц и дорожек парка Лидии Койдула провалился-вздыбился. В чем же дело? Ремонт от «ремонта» отличается, как суп домашний от супа столовского.Ремонт косметический напоминает тот давно забытый столовский, в котором при всем старании было не выловить ни кусочка мяса, хотя повар для его приготовления получал все необходимые продукты.
Подобные «повара», дабы не заниматься люками: не «спиливать» ножку колодезного «гриба» до уровня дорожного покрытия, не перекладывать трубы, задачу себе упростили. Поднасыпав вокруг колодцев свежей земельки, наложили тротуарный камень (порою, прямо поверх люков, как то было на ул. Уус), похоронив или закатав «проблему» под асфальт. Кладбище люков первые полгода выглядело улицей. (Жаль, надгробных плит нет – народ бы знал и помнил своих мастеров). Но проходит зима… Земля оттаяла, и, как то со свежими могилами на кладбище происходит, песочек на отремонтированной улице осел… И, как то заведено в природе: по-осени растут вверх из мостовых  чугунные «грибы». А дождичек смывает следы «косметики». Интересно, когда фирмы выигрывают тендер за лучший проект, например, на ремонт улиц, под него выделяются деньги на «супчик» с мясом или без? Да за такое хозяйствование самих хозяев впору в долговую «мэнхол» посадить.
А какие меры наказания применяются в отношении таких «поваров», когда улицы-то с новым покрытием выглядят так, будто наш Пярну построен в сейсмоактивной зоне, и у нас ежегодные землетрясения.
Спросите, как же к замурованным люкам подбираться? Как их обслуживать? Как опознать, чей он, если «запломбирован» поверху асфальтом. (Так и лезет в голову подозрение: а может, специально его…)
Но смотровые колодцы – не незаконнорожденные. Они на чьей-то земле, их кто-то строил и обслуживает, в чьи-то обязанности входит не только проверять, исправно ли функционируют проложенные в смотровых колодцах коммуникации, но и нести ответственность за состояние колодцев. Однако хозяин земли и хозяин колодца, находящегося на ней – это не всегда одно и то же лицо. Как узнать, кому принадлежит колодец?
Распознают хозяина колодца по «шляпе». На улицах нашего города, как в антикварном магазине! Колодцев не меряно и всех времен и народов! Вот стою я и изучаю… Вот, окруженные новым красным камнем, люки с пометкой «Г» 1991 года, советские. Что в них? «Газ»? А, может… (извините). «К» – это, должно быть, канализация. Но, это, смотря на каком языке… А может, все же “кабель”, т.е. “kaabel” (AS Eesti Kaabel). На большом люке четко обозначено: “Elion”. Рядом – колодец с аббревиатурой: “TVм”. Вот странно: тут колодец “Eesti Telefon”, а там “Telefon”. Из него, что, позвонить можно?! Не иначе, как «рука Москвы» с Кремлем соединяет. Наше-то предприятие “Eesti Telefon” называется. А вот, что в том, что с надписью “Kanal”? Телевизионный, что ли? Какой? KWN, да и только! Однако рядом с KWN-ом продолжение по-английски имеется: “pipe”, труба, значит. На очередном люке -“Pipe life”. Непорядок! Куда же смотрит языковая инспекция! Почему опять не на госязыке?! И жизнь трубы (pipe life)! А я все о жизни человека пекусь. Дальше читаю… “Parnu Vesi”, а на другом – “Vesi”? Так… Пярну – знаю, “Parnu Vesi” – знаю, а “Vesi” – почему не знаю?… Чья «вода» под люком, протекает? А тут и вовсе какой-то засекреченный колодец: EN 124.NV200. Вот и разберись, поди, кому, какой принадлежит. Кому звонить?
Хочу дать пярнусцам такую справку. На государственной городской земле обязанности по ремонту дорог и тротуаров делят между собою в нашем городе: Пярнуская горуправа и несколько фирм. Залатать опасную яму на тротуаре обязан ГОРОД, если возле колодца/люка асфальтовое покрытие осело, но стенки колодца целы, и вода из него в провал не протекает. Если же в яму из колодца просачивается вода, ремонт, не только водосточной трубы, но и тротуара – обязанность AS Pаrnu Vesi. А если отсутствует люк, то обеспечить колодец новым – обязанность фирмы эксплуатирующей колодец.
Если же ремонтировать нужно сам колодец, то это обязанность того, чье «имя» указано на его люке. Подскажу также, что по поводу колодцев с пометками «Elion» обращаться следует к бизнес-партнеру фирмы AS Elion – предприятию Eltel Network AS. В 20 городах Эстонии у Eltel Network AS есть представители (и не безлошадные), ответственные за слежение за состоянием кабельной канализации и смотровых колодцев. Такой представитель есть и в Пярну.
Хочу поделиться и опытом других стран. А он демонстрирует, что для эффективного решения вышеупомянутой проблемы нужен в каждом городе координационный центр, куда на бесплатный круглосуточный но-мер телефона оперативно стекалась бы вся информация от активных, бдительных и небезразличных граждан. Телефон, на который каждый может оставить сообщение.
(Не полиции). В таких центрах звонки записываются на аудио ленту и сохраняются. Незамедлительно прослушиваются, сортируются и передаются для проверки в департаменты и фирмы, ответственные и за состояние колодцев. Такие центры имеют всю базу данных: кому принадлежит объект, территория, кто обслуживает колодцы, светофоры, линии электропередач… За проволочку и игнорирование – штраф. Такие меры действенны, обеспечивают ликвидацию опасных участков в кратчайшие сроки.
Так, например, в США, где частные фирмы и государственные департаменты и предприятия, как огня, боятся нанести ущерб здоровью или имуществу горожанина. Так как чревато это судом, выплатами пострадавшему затрат на лечение, а то и пожизненной инвалидности. Так и обанкротится недолго.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.