Карнавальные ритмы Южной Америки

0
2031

Уругвайская карнавальная звезда-ведетте. Фото автора.

Любовь Каринг-Мьюэнч.

29 апреля прошел Всемирный день танца. Кто, как и когда танцует на самом влажном материке Земли – в Южной Америке? Например, в самой маленькой испаноговорящей стране латиноамериканского континента, Уругвае.

В стране, что лежит на восточном берегу реки Ла-Платы (и отсюда, соответственно, происходит ее название – Восточная Республика Уругвай), большинство населения имеет европейское происхождение, а превалируют выходцы из Италии, Испании и Германии.В Уругвае не встретишь нигде ни в будни, ни в выходные танцующих танго. В отличие от соседки Аргентины, где танго и милонгу многие танцуют. Звучит оно из раструбов патефонов в парках Буэнос-Айреса. Профессиональные танцоры, поражая техникой хитросплетения ног, исполняют этот экзотический танец перед публикой на улицах городов, на площадях антикварных рынков и предлагают как в качестве «приправы» в аргентинских ресторанах.
Уругвайцы танцуют в ресторанах, лишь отмечая Новый год. И танцы современные. Да все больше под шлягеры популярные американские, чем местные. Однако вся уругвайская нация, так или иначе, раз в году приобщается к танцам. Причем, на целых 40 дней!
Начинается танцевальный марафон со второго месяца латиноамериканского лета, чему соответствует в этой части света – февраль, с которым приходит в страну гаучо и прерий долгий летний карнавал. Сорок дней не замолкают, устроившие перекличку барабаны: зовут горожан и сельчан участвовать в ежегодном общенациональном празднике. В одной только столице, Монтевидео, в карнавальных парадах участвует свыше 90 тысяч человек.
Карнавал уругвайский отличается от тех, что проходят в других испаноязычных странах мира. Уругвайский карнавал – самый длинный в мире. Он состоит не из одного, а из двух параллельно проходящих карнавальных парадов: «Десфиле де карневал» («карнавальный парад») и парад под названием «Десфиле де Жамадас» («карнавальный зов, созыв, звонок»).
В стране, где все одержимы футболом, празднование карнавала проходит не на «певческом поле», как то у нас в национальный Песенный праздник, и даже не на одном из неисчислимых полей футбольных. У уругвайских танцоров и музыкантов нет необходимости ни в стадионах, ни в площадях или парках: улица каждого уругвайского города становится в карнавал сценой. Городские мэрии устанавливают на тротуарах трибуны, и экипирует тротуары платными местами-стульями. Кто не поленится принести свой собственный – бесплатное  место обеспечено.
Излишне спешить и переживать, что опоздаешь к началу представления: начинается праздник по-латиноамерикански, как все и повсюду, – с опозданием на час-полтора. Оттого, запланированный на 21 час, ежегодный карнавал начинается не раньше, чем за час-полтора до наступления полуночи. И как то было заведено в летнее время года в давнюю рабовладельческую эпоху Уругвая, толпящийся на тротуарах народ узнает о начале карнавала, заслышав отдаленные звуки барабанного боя.
Празднуют карнавал в разные дни во всех городах Уругвая. Дату его проведения в каждом из них назначает Министерство культуры. Никого в карнавальный период на берегах обширной Ла-Платы не удивляют полуночницы-мамаши с младенцами на руках, ночь напролет терпеливо позирующие на карнавальных платформах, наряженные в костюмы египтян детсадовские малыши… Поскольку нерабочих дня в карнавальный период всего два, а проходит карнавал по ночам, его участникам и зрителям, не то что выспаться, а и прикорнуть в эти ночи, едва ли удается. Завершается карнавальный парад к четырем-пяти часам утра.
Каждая группа участников парада несет лозунги с названиями фирм-спонсоров. С флагами в руках, что полотном способны накрыть двустороннее шоссе от тротуара до тротуара, разукрашенные знаменосцы исполняют прямо на шоссе уличный танец-пантомиму брейк. Полотно вьется на радость, безуспешно пытающейся ухватиться за край юркой материи детворе. А те, в отместку, поливают всех без разбора, не исключая и зрителей, пенным спреем.
В карнавальную ночь никто не спешит продвигаться вперед. Наоборот. Процессия движется по улицам чрезвычайно медленно, делая долгие остановки для театрализованного представления на каждом квартале улицы. После каждой остановки, парад передвигается не дальше, чем на очередной квартал, и на каждый «остановке» каждый коллектив повторяет вновь и вновь свое индивидуальное музыкально-танцевальное и акробатическое шоу. Тем временем у зрителей есть время рассмотреть и оценить и карнавальные костюмы, и подробности телосложения танцовщиц. А то и потанцевать за компанию. Победа и размер премии, в проходящем в последний день карнавала конкурсе на лучшие костюмы и музыкантов, зависят от зрителей. Им решать, кто самая красивая и самая соблазнительная танцовщица, какой отряд тамбуристов или исторический персонаж самый лучший.
На сегодняшних исключительно-уругвайских парадах «Жамадас» черные невольники представлены смешанными группами из афроуругвайцев (потомков рабов, завезенных из стран Африки) и «луболос» (белых потомков европейцев, но с искусственно зачерненными лицами). Такой макияж нужен вовсе не потому, что в современном Уругвае процент негритянского населения ничтожно мал (менее 2%). Это прямое следование, зародившейся более двух веков назад традиции, когда обеспеченные молодые иммигранты европейского происхождения, жившие в уругвайской столице, начали копировать и перенимать манеру танцев темнокожих. Отчаянно-обнаженные участницы сегодняшних карнавалов – это тоже наследие афро-негритянской культуры.
Участники чисто уругвайских карнавальных парадов «Жамадас» (Las Llamadas) – танцевально-музыкальные коллективы, которые называются «компарсас луболос». В состав каждого входит «куэрда» – группа барабанщиков в солнечных шляпах и уругвайских «лаптях» «альпаргатас» и традиционные исторические персонажи с разрисованными или окрашенными в черный цвет телами и лицами. Остальные «луболос» это:«Мама Вьеха» («старая мамаша») – дородная ключница негритянка, символически приносящая веером-опахалом прохладный бриз в январский знойный Монтевидео и притеняющая солнечным зонтом улицы субтропической столицы; ее сухопарый муж «Эль Грамижеро» – колдун-лекарь африканского племени, заклинающий болезни и дарящий благополучие. И обладатель волшебной трости, предсказатель будущего – чернокожий изготовитель метел Эскобежеро. В пятинедельном уругвайском карнавале принимают участие до ста «компарсас». Впереди каждой «компарсы», играя подолами оборчатой юбки, кружится чернокожая ключница. Рядом полусогнувшись и опираясь на палку, трусит ее тщедушный муженек-лекарь. Впереди отряда барабанщиков выступает павой красавица «ведете». В отличие от большинства танцующих участниц карнавала, звезда каждой группы «луболос» – «ла-ведетте» – как правило, молодая девушка высокого роста с идеально-красивой фигурой.Позади – ее танцующая свита. Тела одних танцовщиц едва прикрыты кусочками материи. У других – обтянуты второй «кожей»: тончайшей, едва заметной черной сеточкой-комбинезоном. У третьих натянуты переливающиеся прозрачные леггинсы. Именно этот танцующий карнавальный парад «Жамадас» и объединяет сегодня афро-негритянскую культуру с уругвайской.
Карнавальными ночами сотни рук «рубят дрова»… Так называют уругвайцы технику исполнения кандомбе, при которой бьет по пузатым деревянным бокам и коже «тамбурилес» разом почти сотня барабанщиков. «Куэрда» музыкантов построена из сдвоенных шеренг, где за каждым музыкантом закреплено свое место. В каждом ряду, минимум, три разновидности африканских цилиндрических барабанов, на которых играют при помощи одной палочки и свободной руки. На великанах Los Pianos («лос пьянос») – исполняют мелодию, на небольших Los Repiques – импровизируют. А маленькие звонкие Los Chicos – задают темп. По краям первой колонны – барабаны «пьяно», а между ними: «чико», «репике», «чико». Во второй – свой порядок: по краям – импровизаторы «репике», в середке между двумя маленькими – барабан-мелодия. Все реже, но порою, на карнавале еще можно увидеть сегодня и самый большой низкоголосый тамбурин – Bombo («бомбо»). Барабанное кандомбе исполняется с синхронной раскачкой тамбуристов из стороны в сторону и поочередно в разных положениях: стоя, согнувшись в поклоне и опустившись на одно колено.
Карнавалу все возрасты покорны! Нет никаких требований к внешнему виду исполнительниц самбы, танго или кандомбе. В прострацию вводят пьяняще-совращающие движения практически голых участниц праздника, для которых не существует возрастных границ. С колыбели мечтающие стать звездою-ведетте, подражая своим почти нагим павлинообразным мамам, старательно виляют еще неразвившимися бедрами участвующие в параде ясельно-детсадовские девчушки. А у мам: бюстгалтера из проволочной спирали, а то и вовсе от оных – одни дужки, без чашек, и торчат из них окрашенные или украшенные соски. Поверх голов – сооружения из страусовых перьев. У «ведетте» два интимных отверстия «залеплены» нарядными заклепками, а вместо фигового листочка – пучок лебяжьего пуха». Несколько километров почти голые молоденькие девушки и женщины даже предпенсионного возраста протанцовывают по улицам на сногсшибательных каблуках! А персонажи – невольники, как и положено рабам, босиком.
За спиною слышу восхищенный женский голос: “Que bonito!”, “Que maravilla!” («Как красиво!», «Восхитительно!»). В ускоряющемся ритме кандомбе разгоняются, продвигаясь к рядам зрителей голые женские ягодицы. Сотрясаемые бешеными ритмами, почти голые тела откровенно дразнят, манят, соблазняют. Ритмы все ускоряются, достигают кульминационного апогея… Мгновенье-остановка… Чтобы завертеться в приливе экстаза. Да, недаром однокоренное с названием парада слово «жамарада» (llamarada) означает «краска стыда», «порыв» и «страсть». Но для уругвайцев подобные «пережитки прошлого» неведомы. Хотите – верьте, хотите – проверьте, но фотокорреспонденты местных телеканалов снимают на видео «красавиц», сидя на асфальте и, едва лишь не вставив длинные носы объективов фотокамер промеж исполнительниц кандомбе и самбы, единственная одежда которых – джи-стринг! А у «ведетт» – и того нет. Но, ни одна не возражает и не смущается. Напротив, внимание публики, а уж тем более, прессы – это огромный повод для гордости! (И на пляжах у уругвайских женщин всех возрастов прикрыто не намного больше, хотя фигуры большинства вызывают желание прикрыть не украшающие дам недостатки.) При этом характеризуют свою нацию уругвайцы как modestos: скромные, благопристойные, сдержанные.
Никому не холодно в карнавальные ночи, хотя дневная и ночная температура воздуха субтропического Уругвая летом с сильными перепадами: днем от 30 до 40 градусов жары, но, после заката она быстро понижается до 18 градусов. Однако при карнавальных страстях и голым не озябнешь. Будоражат, согревая кровь, африканские ритмы кандомбе, из которой, между прочим, впоследствии и народились на восточном берегу и Ла-Платы милонга и танго.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.